Поиск
  • Ирина Млодик

Мой читающий год - 2019



Итак, конец очередного вполне плодотворного года и время подводить читательский итог: очередной список прочитанных и впечатливших меня книг. К счастью, по-прежнему получалось читать, а в этом году и слушать(!) книги, чего и вам всячески желаю.

Итак, мой список начался предновогоднюю пору год назад.

Давно хотела почитать Паолу Волкову, о которой много слышала, и вот лечу в новогодний отпуск с ее книгой «12 лучших художников Возрождения». Тем, кто слышал имена Микеланджело, Рафаэля, Леонардо да Винчи, Брегеля, Босха и т.д, но в разговоре хотелось бы выглядеть немного более образованными, и при случае вставить какой-нибудь глубокомысленный комментарий, почитать будет интересно. Хотя про каждого из этих великих написано много более подробной литературы, но краткий обзор всегда выгоден - легко создаёт у читателя горделивое ощущение знатока. Из книги мне стало очевидным лишь то, что из 12-ти лучших Паола особо любит и выделяет Тициана, а почему именно его, мне не ведомо. Я не очень много читаю книг по искусству, мне было вполне интересно. Хотя про Леонардо и Микеланджело знаю, конечно, подробнее, чем в этой книге, впрочем, как, наверное, многие из тех, кто не раз бывал в любимой Флоренции. Вот только в моей электронной книге что-то не то с иллюстрациями, они все время иллюстрируют не те картины, о которых она рассказывает, и приходилось вспоминать их по памяти, ибо в самолете вай-фая нет(.

«Рэгтайм» Эдгар Доктороу. Не смотрела знаменитый фильм Формана по этой книге, но какие мои годы, ещё посмотрю. Удивительная для меня история рождения Колосса - Америки начала ХХ века, в которой переплетаются истории известных персонажей с жизнью обычной семьи. Весьма удивила меня сюжетная линия, связанная с настойчивой попыткой чернокожего музыканта отстоять несправедливо попранные права и достоинство. Как психологу, конечно, сразу же захотелось узнать, кто ж его воспитывал и где (и это в начале века-то!) , откуда взялась такая уверенность, но ответа на этот вопрос в книге не нашлось, пришлось фантазировать, а это мы, психологи, можем)).

В первый раз с Карлосом Сафоном я познакомилась читая его «Тень Ветра», которой была немало удивлена и очарована. В этот раз случилась встреча с его «Мариной» - романом с непростой судьбой. С первого взгляда его, на самом деле более раннее чем «Тень ветра», творение кажется чуть ли не подростковым фэнтези, но ближе концу фэнтезийное оборачивается символическим и создаёт другое ощущение от финала и книги в целом. Книга для меня о любви и потере, о заносчивом, но невозможном желании выиграть у смерти битву за жизнь, даже любовь никого не спасает. И в Барселону снова хочется)).

Галина Юзефович «О чем говорят бестселлеры. Как все устроено в книжном мире». Поверьте, содержание намного интереснее названия. Известный литературный критик и историк пишет ясно, просто, изящно, щедро раздаёт рекомендации по стоящим книгам. Так приятно было находить в ее рекомендациях много знакомых авторов и названий. Всем кто любит читать или собирается писать, - доза солнца от Юзефович. Вы, наверняка, получите удовольствие и идеи для очередного читательского запоя.

Пол Боулз «Под покровом небес». Еще одна классическая книга, о которой я не слышала. Она потрясла меня, собственно как и одноименный фильм Бертолуччи, который я потом посмотрела. Автор книги ненавидел эту экранизацию Бертолуччи, и догадываюсь почему. Если книга - это экзистенциальная трагедия мужчины и женщины, бежавших в Африку от самих себя и собственных страхов, которые их непременно нагонят, и даже небеса - голубой купол их не спасет от тьмы, бессмысленности, безумия и смерти. То у Бертолуччи - это эротическая женско-мужская драма на фоне прекрасных ландшафтов Африки. Впрочем меня сильно впечатлила и книга, и экранизация. Все-таки Бертолуччи, ещё и Джон Малкович в главной роли. Тем не менее, зуд путешественника здесь мне отказывает: Африка - последнее место, куда мне хотелось бы съездить, не время мне встречаться с этой древней хтонической матерью. Я возле цивилизации посижу.

Лайза Джуэлл «День, когда я тебя найду». Соблазнилась на слова в аннотации «Северное море», думала будет много северных пейзажей. Оказался триллер со слоганом «берегись, если кто-нибудь любит тебя слишком сильно». Опять про психопатов, короче. Что ж такое! Везде они, везде! Как будто только чужая психопатия может захватить читательское внимание. В зимнем метро, когда низкое небо и глаза невозможно открыть, вспоминается «Виевское»: «поднимите мне веки!» и книга помогает хоть как-то проснуться, бодрит все же. Хотя, может, лучше было бы почитать самого Гоголя?

Июнь Ли «Добрее одиночества». Моя ограниченность воспринимает китайцев, и вообще людей восточной культуры, как невообразимо иных, тех, кого трудно постичь. За повседневностью описания жизни в относительно современном Китае или в Америке (часть героев - это китайцы, переехавшие в Америку) таятся экзистенциальные глубины. Повествование временами укачивает неспешностью, но вдруг какая-то фраза обжигает внезапным осознаванием, и удивляешься вначале, но потом привыкаешь к таким авторским подаркам и вскоре уже интригует: что там ещё за поворотом. Неспешное, почти медитативное чтение, и вывод: они похожи на нас больше, чем мне казалось, несмотря на непривычные уху имена. И ещё один: куда бы ты ни уехал, ты всегда берёшь прошлое с собой.

"Здесь была Бритт-Мари" Ф. Бакмана. Снова он! С яркими персонажами, смехом и слезами, оптимистичным реализмом и умением заставить нас полюбить даже самых неприятных персонажей. Мой любимый художественный антидепрессант без побочных эффектов.

Энни Бэрроуз «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков" соединила в своей книге страшные годы оккупации маленького острова близ Нормандии, любителей книг, любовную историю и несколько ярких персонажей, сшила она свой нарратив стежками из писем дерзкой, необычной и глубоко чувствующей людей Джулиет. Ирония и честность напитали эту историю ...и совсем не жаль времени потраченного на эту историю в письмах.

Джонатан Франзен "Свобода". Моя вторая встреча с Франзеном. Вот уже который раз пытаюсь понять свое противоречивое отношение к тому, что и как он пишет. Параллель с Толстым мне кажется натянутой, и я не разделяю всеобщего восторга, может, не достаточно понимаю культурный контекст. Мне нравятся его персонажи: живые и плотные, но в его странном способе срывать покровы, обнажать неприглядность человеческой природы мне мерещится не желание прикоснуться к чему-то глубинному в каждом из нас, а какое-то садистское удовольствие. И ощущение в конце остаётся странное: как будто тебя намеренно морочили, играли с твоими чувствами, намеренно проводя по темным лабиринтам изнанок чужих душ. Причем в этом путешествии как будто бы нет ни любви к людям, ни сострадания, ни глубинного интереса. Лишь последней страницей он оказывает милость и отпускает всех на свободу. Любопытно было бы узнать ваши впечатления, если кому-то будет интересно почитать и составить свое мнение.

Кристин Ханна «Соловей». Мы привыкли считать войну своей и много знаем о том, как страдал и сражался наш народ против фашистской оккупации. Эта история двух француженок, прошедших через эту войну. Любовь, бесстрашие, мужество, ужас и надежда. Читается взахлёб, осознавание того, в насколько счастливые времена мы живём, избавляет от ранней весенней хандры, и непостоянная погода, серое небо и черные сугробы уже не кажутся большим злом и непереносимым мучением.

Эка Курниаван «Красота - это горе». Ну если вы вдруг заскучали по Маркесу, то радуйтесь, на другом конце земли, на острове Ява появился прообраз Макондо на индонезийский лад - многострадальная Халимунда. Там живут самые красивые девушки, самые грозные разбойники, самые верные идее коммунисты, самые злые и мстительные духи. Там все насмерть или навсегда, там красота - это горе.

Бен Элтон "Время и снова время". Ух! Историческая фантастика. Никогда бы не заподозрила саму себя в любви к этому жанру. Начала читать со скепсисом и попала в плен. На что готов пойти ты, если бы удалось изменить всемирную историю? Что если бы не было этой ужасной первой мировой? И второй тоже? Как искусительно попробовать пустить поезд истории про другим рельсам. Как грандиозна и опасна фантазия о возможности влиять на то, каким будет мир, даже если вы руководствуетесь самыми благими побуждениями.

Джон Бойн «Мальчик на вершине горы». Наверное, вы помните его "Мальчика в полосатой пижаме". И в этой истории он пытается постичь, как в головах целой нации поселилась мысль о безграничной власти, как разыгралась она через кровавую бойню. Как ребенок, не желающий никого убивать, может легко поддаться этим химерам. И как жутко когда детские неутоленные амбиции охватывают всю нацию и мальчиков на вершине горы и они начинают свою жуткую взрослую игру.

Джон Кеннеди Тулл «Сговор остолопов». Я была в Нью-Орлеане и подтверждаю, что именно так они говорят и живут. И несмотря на то, что психотерапевт во мне щедро раздавал героям диагнозы, я успевала наслаждаться сочным и пряным текстом, с грустью осознавая, что остолопов полно не только в Луизиане. Заговор остолопов существует вне времени, политики и географии. Наверное, они просто вплетены в ткань жизни, вездесущи и зачем то нужны.

Василий Авченко "Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях". На самом деле не похоже на рассказы. Похоже на признание в любви к Приморью, рыбе, словам, камням, истории Дальнего Востока. Если у книг есть пол, то это мужская книга: о сильном, настоящем, природном, дерзком, с любовью, в которой и желание узнать, и уважение к познаваемому и восхищение, и желание уберечь. Посетив этот край в начале июля подтверждаю: все так и есть, зачаровывает Приморье, околдовывает, не отпускает.

Мазин В.А. В «Сновидения кино и психоанализа», конечно, убедил меня в том, «кино реальнее реальности». Ведь кино отражает наши мечтания, кошмары, драйвы и сны, знакомится с которыми для некоторых возможно лишь отрекаясь, рассматривая их на экране и не узнавая себя в увиденном. Мазин рассказывает нам о нас, через онейропродукцию великих режиссеров. Для тех, кто любит именитых мастеров этого жанра, и не прочь заблудиться в психоаналитических интерпретациях - сходите в поход за кусочком реального, включите экран или перелистайте эту книгу.

Дина Рубина "Наполеонов обоз. Часть 1" Читать Рубину все равно что оказаться в теплом доме с натопленной печью. На столе деревенские явства: новорожденная картошечка, сваренная прямо в кожуре, соль крупного помола, свежее маслице, малосольные огурцы, давеча только засоленные. Пахнет теплой печкой, подсыхающими возле печки дровами, полынью, из заварочного чайника идёт пьянящий дух трав. И свет под абажуром, и старушка напротив вяжет крючком, плетет, соединяет нити чужой биографии, рассказывает вкрадчиво, неторопливо, с миллионом странных подробностей, и ты слушаешь как под гипнозом, и устал уже от подробностей и спать пора, но зачарован звуком голоса и мерным стуком спиц, ладно вплетающих нити судеб в причудливый узор длинной истории.

"Станция одиннадцать" Эмили Мандел. Вот жанр постапокалипса я реально люблю. Очень помогает переживать вездесущую тревогу и радоваться всем благам цивилизации, которые пока в доступе. Радость эту оттеняет осознание того, что хрупкий мир в любой момент может рухнуть от крошечной жизни неизвестного вируса. И тогда остаётся только погибнуть вместе с целым миром и остаться вместе с теми, кто выжил, бродить по разоренным дорогам и создавать цивилизацию заново, сохранив штучно изданный комикс и Шекспира в своей голове.

«Брисбен» Водолазкина скрасил мой путь во Владивосток и обратно. Но начинались наши с ним отношения с разочарования: ничего похожего на «Лавр» или «Авиатора», мучительное засыпание под самолетный гул и желание бросить читать. От рокового решения меня останавливают восхищённые отклики: я слышала, как многие коллеги читали и восторгались. А я что же, сдамся? Но после мучительной первой трети - происходит мастерский захват, узнаваемый Питер, музыка, экзистенциальные данности: малость, смертность и вечность - и вот уже вихрь поднимает дерево с корнями вверх! И на этот раз я уже не сплю.

Думаю, что у меня пока не хватает интеллектуальных способностей читать самого Биона, говорят, он весьма труден для понимания. Поэтому Жерар Блендоню с его «Встречами над пропастью (Жизнь и труды Биона)» мне в помощь. Биография и основные идеи самого необычного кляйнианца. Я читала ее с начала, с середины и конца. Биография даётся, конечно, легко. Идеи сложнее. Одновременно ловишь себя на том, что кое-что из этого ты уже знаешь неведомо откуда. Вывод незатейлив: Бион — вселенная, которую постигать и постигать. Вызывает уважение его желание работать с психотическими пациентами, его математическая модель удивляет и озадачивает. Мне обычно математика не в помощь, но мне кажется, я понимаю, о чем он хотел сказать. Сколько процентов я поняла из вполне доступного описания Жерара? Чтобы не позориться, умолчу)).

Давид Фонкинос "В погоне за красотой" - ничем не выделяется, пишут, что бестсселлер, большие тиражи. Тем не менее язык банален и мучительно плоская история (может быть, конечно, особенности неудачного перевода), все это вызвало мои страдания. Но почему все же дочитала и решила о ней написать: это поучительная история о том, что творит насилие, особенно если оно имеет инцестуозный оттенок. Никакая красота и психотерапия может не спасти чувствительную душу использованного подростка. Просто одни взрослые берут на себя за это ответственность и бесконечно мучаются виной, а другие нет.

Сухбат Афлатуни «Рай земной». Решила его прочитать, потому что номинируется на "Большую книгу" вместе с Водолазкиным. Начинается простенько, хотя в отличие от вышележащего Фонкиноса язык хорош, персонажи сочные и в целом сама канва подаёт надежду. Частная история двух молодых женщин сплетается с судьбами расстрелянных и закопанных на пустыре за их домом поляков. Постепенно, пласт за пластом, проявляется история, которая наматывает узнаваемую безнадежность на кулак, и кажется: ну и зачем это все? А вот раз, - а заканчивается все светло и трогательно. А в целом, конечно, все как-то очень по русски: хаос из беспросветного мрака в одних головах, и света в других. А иногда, точнее, чаще всего: свет и мрак переплетены в одних и тех же головах и душах, в результате, моральные выборы одних определяют жизнь других. Вот так и живём.

Жаклин Сьюзан «Долина кукол» была очень популярна в Америке в 60-х. Читается легко, как дамский роман, полный девичьих страданий и несчастной любви, он бы совсем не заслуживал особого внимания, если бы не истории из шоу-бизнеса во многом узнаваемых персонажей, убедительно повествующих о том, насколько убивающим может быть Успех, как трудно оставить в себе что-то человеческое, стремясь и стараясь удержаться на вершине. Как перемалывает достигших успеха Машина Славы, как иллюзорное выбрасывает из реального мира, не оставляя никаких шансов на простую, ощутимую жизнь.

"Жизнь А.Г." Вячеслав Ставецкий. Тоже номинант на "Большую книгу". И вот, что я вам скажу: я им впечатлена больше, чем последней историей Водолазкина. Именно за Ставецкого и несравненную Яхину я и голосовала. Во-первых, отлично написано. Точно, ёмко и без украшательства. Как будто писал он ее долго и тщательно (как я не умею), сверял с замыслом каждое описание, идею, метафору. Во-вторых тема! Тиран и его народ. И хотя место действия - Испания. Но вы же понимаете: эта тема вне времени и географии. Впечатляло, что читала я его под акомпанимент летних протестов в Москве и репортажных фотографий с места событий. Актуальность тревожила, будоражила, добавляла объема прочитанной истории.

Почти впала в панику. Начала слушать аудиокниги. Одну не смогла, вторую дослушала только до половины. Все, думаю, не осилить мне аудиокниги! Все бесит: не захватывает, не так читают, не те интонации, не на том акцент, не понимаю, зачем я это слушаю. Подумала, что, может, дело в авторах и решила проверить наверняка.

Фредрик Бакман "Три новеллы" - даже в аудио - только так зашло! Как всегда, восстанавливала веру в человечество, размазывала слезы, улыбаясь, наматывала километры, бродя по Куршской косе. Ничего не раздражало. Ура! Да здравствует, трогательный и близкий моему духу ироничный гуманист - спасительный Бакман!

Потом ещё под мерный рокот моря, гуляя по балтийским пляжам прослушала «Сумерки» Глуховского. Странный, постепенно сгущающийся мрак чьих-то больных устремлений, проникший в квартиру к зачуханному московскому переводчику, заставляющий конкистадоров отправляться в опасное путешествие во времена племени Майя, морочит и его, и меня: магический реализм, фантастика, приключения или просто чей-то бред? Лишь в конце, как положено в этом жанре, происходит развязка: все заканчивается вполне экзистенциальным назиданием и надеждой. Аудиокниги, похоже, постепенно входят в мою возможную практику.

Лиану Мориарти я хотела почитать со времени «Большой маленькой лжи». Сериал, оба сезона, — блестящи! Глубоко, правдиво. И как играют! Мэрилин Стрип - просто отвал башки, невероятная женщина! Поэтому взяла почитать другую книгу Мориарти "Девять совсем незнакомых людей". Полезно, конечно, осознавать, что даже самая прекрасная идея в руках больных людей превращается в свою противоположность. Желание исцелить, сделать это насильно, не гнушаясь никакими методами - будет ли это целебным? Как трудно бывает остановиться в желании причинить добро. Наш брат, недолеченный психолог, тоже этим грешит. Но грустно, что история или язык (может быть, перевод?) немного разочаровывают, кто знает, почему. Хотя, может, я зря ворчу, прикапываюсь зря. Может быть вам понравится.

Жоэль Диккер «Правда о деле Гарри Квеберта». Ещё одна аудиокнига. Детективный жанр, действующие лица - писатели. Сложное ощущение. Начинается с того, что герой не знает, о чем писать ему свою вторую книгу. Хотела написать "как мне понятны его переживания". На самом деле, у меня всегда идей для книг больше, чем я могу позволить себе написать. Вот кажется, что он так и не придумал о чем писать. Выдумал и закрутил сложную историю про убийство в маленьком городке, в которое оказался втянутым другой писатель, ставший великим, его учитель и друг. Ну и...? Как будто за детективным сюжетом, героями трагедии и развязкой не оказалось чего-то настоящего, живого, с чем можно было бы хоть как-то идентифицироваться. Ощущение обманутых ожиданий сплелось с извечным вопросом: зачем я снова взялась за детектив, если не умею извлекать из них важные для себя смыслы? Может, просто не мой жанр? Но бестселлер же!

Ещё один сложный для меня книжный вызов: книжка по саморазвитию (!). Ещё один бестселлер, проданный огромными тиражами по всему миру. Должна же я, пишущая в подобном жанре, понять как пишутся этим мировые бестселлеры!

Итак, Джен Синсеро "НиСы". Как начать любить себя, считать себя крутым и получать от жизни все, что хочешь. С большим трудом заставила себя дочитать, уговорив себя сделать это ради эксперимента: понять, как это пишется и почему продается. Поняла, что рецепт прост - замешать много верных мыслей с банальщиной простых, но обязательно волшебных рецептов: засунь свой страх подальше, мысли позитивно, дружи с успешными, живи так, как будет твои желания уже исполнились, и будет тебе счастье. Эдакий пирог с малиной и гвоздями: есть вкусно, легко усваивается, но для меня, как для психолога, и вред очевиден. Читателю начинает казаться, что жить можно магически просто, без особенных усилий, и если у него после прочтения не получится, то он просто, мягко говоря, что-то не так делал. На самом деле читатель - не идиот, просто не существует «волшебных таблеток», кроме героина и других наркотиков.

Автор написала эту книгу пройдя много лет терапии, групп и тренингов, и вдруг внезапно просветлела, попав к коучеру, и это как будто бы в миг изменило ее жизнь, (вовсе не то, что она много лет до этого разгребла свои завалы). Но в книге весь этот опыт обесценен и выданы "простые рецепты", которые невозможно применить другим людям, не пройдя каждому свой путь. И самое вредное - бесконечные рефрены: избавьтесь, выкиньте, перестаньте, отрежьте, уберите. Нет, вы шутите, реально? Выкинуть то, что составляет добрую часть нас самих, нашего прошлого? И что от нас останется? Кам он!!! Не надо так с людьми! Любовью и психическим здоровьем здесь не пахнет. Это иллюзии, что можно так просто выкинуть части себя, устоявшиеся модели и отменить прошлое! Но... Иллюзии, как известно, как и героин, отлично продаются. Я так писать точно не буду, увольте. Лучше поживу малоизвестным автором).

Магда Сабо "Дверь". Удивительная семейная история из послевоенной Венгрии. Помощница по дому по силе любви, трудоспособности, жизненной мудрости и влиянию на окружающих во многом превосходит тех хозяев, которым служит. Ее жизнь, травма, любовь и тайна заставляет всех жителей двора соприкоснуться с худшим и лучшим в себе самих, как ни крути, получается очень приятная, хорошо написанная, вполне экзистенциальная история.

Катерина Гордеева, Чулпан Хаматова "Время колоть лёд»

Ее стоит прочитать всем, кто любит, когда с ним говорят честно, душевно, без прикрас, без желания выжать слезу, принарядиться в "белое пальто", без назидания, знания ответов на все вопросы, без навязывания своей позиции. В ней много живых людей, историй, в ней время тоже живое, плотное, воплощенное в воспоминаниях, событиях, историях известных людей. В ней сложные вопросы и нет ответов, есть разговор. Читая, заново можно испытать благодарность к журналистике девяностых, когда она еще была делом чести. Поразиться силе любви к своему делу многих-многих людей, упомянутых Катериной и Чулпан, собравших вокруг себя этот особый круг. Читать ее для меня было чистым читательским удовольствием — как умыться в горном ручье после долгой пыльной дороги.

Майя Кучерская "Тетя Мотя" очень приятная женская проза, хороший слог. О любви, конечно. Современность и история, желание быть в связи с близкими и родом соседствует с желанием разойтись, бросить, изменить, изменится. Кто знает, что нас, в итоге, спасает, возвращает ценное, заземляет, делает нас мудрее.

Бен Элтон "Два брата". Все это было не так давно: нацистская Германия постепенно сходила с ума, отнимая, угрожая, уничтожая, уничтожая. Эта история о благополучной еврейской берлинской семье, где в один день появилось два мальчика: один еврей, другой немец. У них создаётся субботний клуб, в который входят ещё две барышни: дочь служанки и "наследная принцесса". Нацизм и война переплели их судьбы. Кто-то выжил вопреки всему, кто-то погиб. Это захватывающая история, в которой ваше сопереживание и возмущение также переплетется, и полет куда бы то ни было вам покажется не скучным.

Франсуа-Анри Дезерабль, рассказывая нам историю "Некого господина Пекельного" , проживает очистительную деидеализацию, бродя между художественным вымыслом и реальностью. У нас с Дезераблем общая любовь (и когда-то для меня вполне себе почти литературный идол)- Роман Гари. И если вы его ещё не читали, сначала почитайте его "Обещание на рассвете", убедитесь, как материнские амбиции в купе с (без кавычек) сумасшедшей любовью приводят сына к всемирной славе... А потом к сумасшествию и самоубийству. А потом почитайте его же "Корни неба". А потом "Жизнь впереди" Эмиля Ажара. А потом найдите в Википедии, какую мистификацию устроил шутник Гарри-Ажар, получивший две гонкуровские премии, когда полагается только одна. Этот дерзкий гений забрал славу, которая должна была достаться тысячи маленьким людям. История господина Пекельного - история каждого из нас, живущих по соседству с чьей-то гениальностью, (не?)смиряющихся с тем, что нас без следа смоет волна истории.

Фернандо Арамбуру "Родина". Знали ли вы что-нибудь о борьбе басков за независимость? Я, например, помнила только какие-то новости о терактах в Испании, и, конечно, никак не примеряла их к себе. Где Испания и где я. И вот целая история на примере двух баскских семей. Отлично написанная история. С заслуженно миллионными тиражами. Не только о тех, совсем недавних временах. Главным образом о том, как легко вовлечь молодых людей в борьбу (по сути в насилие) и как трудно потом остановить кровопролитие, переосмыслить, пережить покаяние. Книга, меняющая сознание. Ее точно нужно читать молодым, чтобы не поддаваться искушению вовлечься в психопатические взрослые игры, под любым "праведным" соусом, заканчивающиеся смертью и поломанными судьбами, более ничем.

Уинифред Уотсон «Один день мисс Питтегрю» небольшая забавная дамская история о том, как немолодая гувернантка внезапно обнаруживает в себе дар быстро разрешать самые сложные ситуации в мужско-женских отношениях, и ее жизнь меняется в один день. Милая, забавная история для любой из дам, желающей немного отвлечься от предсказуемой повседневности.

Амели Нотомб "Тайны сердца" и "Загадка имени" - две истории в одной книге. О родительской нелюбви и ее последствиях. Почти пособие по травме, но необоснованно оптимистично. Нотомб в этом году опять не получила Гонкуровскую премию. В этих ее романах совсем нет описаний, только сюжет и диалоги, этим они похожи на мои истории, только я по этому поводу комплексую, а она нет! Буду брать с нее пример. Никаких премий мне все равно не видать, так что и я могу не думать об описаниях. Но если вдруг вы ничего не знали о Нотомб раньше, лучше прочитайте ее "Страх и трепет".

Бэтти Смит «Дерево растёт в Бруклине». Как не потерять достоинства даже в бедности и несчастьях. Занимательные женские типажи. Девочка из начала века станет вам близкой, в ее переживаниях вам будет легко найти себя, все потому, что прекрасно написано. Очень точно и трогательно. И вам будет неважно, в каком времени и в какой стране неунывающие молодые побеги, как и вы (или как и вы когда-то) прорастают сквозь асфальт.

Эндрю Ридкер "Альтруисты" - отлично написанная история о том, как можно оставить позади нарциссические ожидания, пережить раны от разрушенных иллюзий и стать ближе собственным детям. Нужно, чтобы сначала умерла жена, на которой все держалось, рассыпалась карьера, нужно встретиться с собственной ничтожностью, а потом воскреснуть простым человеком - отцом своих детей. Хотя эффективнее была бы психотерапия). Но и так тоже ничего, бывает.

"Тайные виды на гору Фудзи". Гениальный охальник современной литературы господин Пелевин замутил очередную историю, где легким движением чёрного плаща мизантропа в очередной раз вскрывает изнанку современной жизни, и делает это хоть и мастерски, но, в отличие от Достоевского, совсем без любви и сочувствия, скорее с злорадным намерением показать грязное исподнее, выставив его как будто с единственной целью - поглумиться. Пока читала, меня не покидало ощущение, что он топит сокровища своего литературного дара в болоте собственного цинизма и меланхолии. Интересно, только ли мне кажется, что Человек Пелевина со времен "Чапаева..." окончательно помельчал?

Улетаю в отпуск с почти дослушанным Михаилом Зыгарем (дослушаю в самолете, путь неблизкий!), с его аудио-книгой. Удивительный, наверное, единственно доступный мне формат исторической книги: история начала прошлого века, переведенная на современный язык, описываемая в репортажном стиле, и от этого кажется, что все происходит прямо сейчас, сегодня (и ведь что-то похожее и происходит, не возможно не строить эти параллели). Все люди и события развернулись для меня с новых сторон: исторические личности перестают быть штампом из плохо написанного и ангажированного режимом учебника истории, а становятся похожими на реальных людей, оставивших свой след не только в истории (которую каждый будет трактовать, как ему выгодно), но и в документах, письмах, воспоминаниях и протоколах задержаний. И хотя любая трактовка истории - это всего лишь трактовка, с Зыгарем хотя бы интересно, хотя временами страшновато и захватывает дух.

Ну и из-за проекта в Психолоджис перечитала классику, где-то тщательно, где-то по диагонали: "Горе от ума", "Отцы и дети", "Алые паруса", "Дубровский", "12 стульев", "Мертвые души", "Чайка"

И что хочу вам сказать - вот только сейчас (совсем не во время обучения их по школьной программе) я отчётливо осознаю, почему все это - бессмертная литература.

Берегите себя для хорошего, которое пусть непременно с вами случится.

Просмотров: 68